Блог

Как организовано финансирование стартапов в Кремниевой долине?

Как повлиял кризис, связанный с пандемией на работу венчурных инвесторов? Как устроено финансирование стартапов в Кремниевой долине?

Во время одного из недавних вебинаров для специалистов «Сколково» организованное Go Global World профессор финансов и выпускник Стэнфордской высшей школы бизнеса Илья Стребулаев, который более 30 лет вплотную занимается темой инвестиций и венчурного капитала, рассказал о том, как устроено финансирование стартапов в Кремниевой долине, и поделился прогнозами о развитии ситуации в венчурной индустрии.

Оглавление:


Что представляет собой главный кластер США

На крохотном пятачке вокруг залива Сан-Франциско рождаются, выживают и становятся успешными многие бизнес-начинания, но определяющим фактором являются даже не деньги. Главный капитал Долины ― человеческий. В Пало-Альто живет около 3 млн человек, и здесь самый высокий уровень среднегодового дохода на душу населения во всем мире ― более $ 100 000.

Венчурные фонды есть во всех американских штатах, но основная часть сосредоточена в Калифорнии, где находится Сан-Хосе и Кремниевая долина. Калифорния занимает от 60 до 80% венчурного рынка США.

В самом Стэнфорде не существует собственного венчурного фонда, но имеется так называемый endowment fund в размере около 30 млн долларов. Средства из этого фонда вкладываются в венчурные фонды, которыми управляют выпускники Стэнфордского университета. Также при университете существуют собственные инкубаторы и акселераторы.

Как можно описать типичную компанию венчурного капитала, с которыми работают в Долине?

Как правило, речь идет об идеях с высоким уровнем риска, долгим горизонтом возврата средств и серьезными шансами на провал. При этом стартапы, которым удалось пройти все промежуточные стадии, становятся очень прибыльными.

Финансируемый проект может развиваться по одному из трех сценариев, и в итоге превратиться в:

  • очень успешный стартап (например, Uber);
  • проект средней успешности (не более 10―15% от общего числа стартапов, выращиваемых в Silicon Valley);
  • провальный бизнес (до 90% всех проектов венчурного капитала).

В становлении многих известных компаний венчурный капитал сыграл более важную роль, чем привыкли представлять сторонние наблюдатели. Starbucks, Fedex и даже Microsoft были бы невозможны без поддержки внешних инвесторов и профессионалов, которые умеют выводить бизнес на уровень прибыльности.

Принято считать, что венчурные капиталисты Silicon Valley имеют дело только с высокотехнологичными стартапами, но это не совсем так. Ключевые параметры идеи следующие:

  • новое решение существующей проблемы;
  • инновационная бизнес-модель индустрии.

В этом и заключается ценность самого явления венчурного капиталовложения. Не имеет значения, имеет ли идея отношение к технологиям, но инвесторы выберут принципиально новый подход, что в конечном итоге изменит весь рынок.

Насколько важен венчур для экономики

Значимость венчурных инвестиций для экономики подтверждается конкретными показателями: по итогам 2016 года ТОП-5 крупнейших публичных компаний США состоял только из проектов, которые состоялись благодаря поддержке венчура.

Всего за период существования венчурного капитала (начиная с 1979 года) инвесторы помогли стать успешными 43% крупнейших бизнес-проектов США. Это почти половина всех существующих публичных компаний. Они же обеспечивают 57% всей рыночной капитализации, и, что самое важное, именно эти проекты тратят большую часть средств на НИОКР в стране. А от этого показателя напрямую зависит макроэкономический рост.

Цикл венчурного капитала

Обычно на начальных этапах развития стартапа обязательства по финансированию проекта возлагают на себя сами основатели (фаундеры). В большинстве случаев такие начинания заканчиваются ничем, но дошедшие до следующего раунда стартапы начинают привлекать средства из источника, который получил название FFF (Family, Friends and Fools). Шансов на выживание у таких новичков также мало. Выжившие стартаперы обращаются за финансовой поддержкой к бизнес-ангелам и акселераторам.

Как правило, венчурные капиталисты редко вкладываются в стартапы на том этапе, когда основатели привлекают средства из перечисленных выше источников. До представителей венчура дойдут не более 20% всех «подопечных» бизнес-ангелов и инкубаторов. Что характерно, сейчас настоящий успех практически невозможен без участия венчурного капитала ― по крайней мере, если оценивать шансы проектов, рассчитывающих на развитие в Кремниевой долине.

После первого раунда венчурного финансирования обычно следует дополнительное вливание средств. Средний юникорн (единорог) поднимает 6,5 раундов инвестиций от представителей венчурного капитала. Те единороги, которые вышли на уровень публичной компании, на разных этапах развития бизнеса привлекают от 8 до 12 раундов финансирования. Характерные примеры ― Facebook и Uber.

Те, компании, которые дошли до этого уровня, показывают два возможных варианта развития событий. Либо выход на IPO (около 5% от всего количества стартапов), либо слияние и поглощение (M&A). Такие компании венчурного капитала приобретаются корпорациями или частными венчурными фондами.

Чем отличается венчурное финансирование от стандартного?

Для наглядности нужно сравнить несколько показателей. Прежде всего, компании, которые изыскивали средства из традиционных источников, в большинстве своем становятся банкротами. Однако в любом случае инвесторам стоит знать, что горизонт инвестиций в стартапах ― очень длинный. Средний возраст единорогов составляет 8―10 лет, а некоторым частным компаниям венчурного капитала уже больше 12―15 лет. Активного вторичного рынка не существует.


Какой процент в стартапах забирают инвесторы?

На первом раунде инвестор забирает от 15 до 35 % акций, в среднем ― 25% (по данным 2019―2020). И на каждом этапе фаундер теряет еще, но успешно пройденные раунды снижают эту долю. На поздних стадиях инвесторы берут от 5 до 25%. К моменту выхода на IPO или M&A венчурные капиталисты владеют большей частью акций (от 40 до 60%). Если компания становится публичной, то доля участия основателя, как правило, не превышает 15% ― причем речь идет об общей доле всех, кто стоял у истоков бизнеса.


Управление стартапами

В отличие от традиционных инвесторов, которые могут не вмешиваться в процессы в принципе, венчурные капиталисты взаимодействуют с менеджерами своих портфелей очень плотно ― в 75% случаев речь идет о том, что еженедельно или несколько раз в месяц проводятся длительные личные встречи с обсуждением всех значимых нюансов. Причем дело не в отчетности или контроле ― представители венчурного капитала помогают своим подопечным.

Как устроен процесс венчурных инвестиций с точки зрения венчурного фонда

Венчурный фонд чаще всего представляет собой limited partnership (ограниченное партнерство). В этом случае зарегистрированный фонд принимает средства у отдельных партнеров с ограниченной ответственностью (limited partners) и инвестирует капитал в венчурные компании, а управляет им венчурная фирма.

Иногда возникает путаница, и два понятия смешивают, однако разница ― существенная. Фонд выступает как инвестор и владелец портфелей, а фирма ― наемная структура, которая управляет деятельностью фонда. Во главе этой единицы (Management Company Partnership) стоят управляющие партнеры с общей ответственностью (General Partners). Это как раз сами венчурные капиталисты, которые руководят фондом, вкладывают средства и общаются с портфелями, а также возвращают или не возвращают инвестиции своим limited partners.

Такая партнерская компания может управлять не одним, а несколькими фондами (в среднем, тремя-четырьмя). Отношения между фондами также играют важную роль.

Где находят стартапы?

  • Профессиональные сети (около 1/3 всех стартапов) ― нетворкинг в тех кругах, которые имеют отношение к потенциально интересным сферам. Здесь важную роль играет доверие. Доверием у венчурных капиталистов пользуются профессионалы с релевантным опытом и хорошей репутацией, а также независимые эксперты.
  • Самостоятельные исследования ― сопоставимая доля всех стартапов находится при активном поиске, которым занимаются сами венчуры.
  • Рекомендации инвесторов, которые хотят образовать синдикат ― совместный инвестпроект (около 20%).
  • Cold pitches (cold calls) ― «холодные звонки», поиск, который проводят сами фаундеры (10%).
  • Проекты, связанные с уже имеющимися портфолио (8%).
  • Квантифицированный поиск (2%).*

*Существуют квантифицированные методы поиска стартапов с использованием математических моделей и искусственного интеллекта. Система помогает подобрать стартапы и потенциальных инвесторов, а также ― принять решение о целесообразности инвестиций.

Как устроена воронка сделок

Большая часть сделок, которые анализируют венчурные капиталисты, отсеивается еще до встречи с фаундерами. В ходе рассмотрения идей инвесторы ориентируются на critical flow (fatal flow approach) и признаки того, что стартап потенциально неинтересен. Цель подхода ― найти один показатель, который принципиально не устраивает. Именно поэтому при подготовке презентации фаундерам важно понимать, на что смотрят инвесторы, какие параметры оценивают.

Из статистических данных: на каждую инвестицию венчурные капиталисты анализируют около 100 стартапов (в Долине этот показатель даже выше ― около 150 идей).

На due diligence инвестор тратит от 50 до нескольких сотен часов (в среднем ― 118 часов). Эти показатели разнятся в зависимости от этапа, сферы и географического положения.

Основные факторы, влияющие на выбор стартапов для инвестирования

На первом месте стоит команда ― это самый важный параметр, где часто обнаруживается critical flow. 95% инвесторов полагают, что команда важна на каждом этапе ― от начала до поздних раундов.

На второй позиции по значимости ― бизнес-модель (выяснить параметры модели можно с помощью ответа на вопрос: «Каким образом вы собираетесь делать деньги?»). Следом идет сам продукт, величина рынка, ценообразование, актуальность продукта, а также потенциал повышения эффективности и отрасль.

Какие финансовые метрики используют инвесторы

Примечательно, что на ранних этапах многие венчурные капиталисты не применяют финансовых метрик вообще, выбирая проекты интуитивно. Однако на последующих раундах к помощи традиционных финансовых инструментов прибегают практически все. Причем многое зависит от специфики проекта.

  • Cash-on-cash (рентабельность собственных денежных инвестиций)

Часто для анализа используется простой метод cash-on-cash, который позволяет понять, какую соразмерную прибыль принес каждый инвестированный в стартап доллар.

  • IRR (DYH ― внутренняя норма рентабельности)
  • NPV (ЧДД ― чистый дисконтированный доход)

Это метод практически не используется, поскольку требует умения прогнозировать и анализировать финансовые потоки.

Что происходит в Кремниевой долине сейчас?

По данным Ильи Стребулаева, который вместе с коллегами активно наблюдает за процессами, происходящими в Кремниевой долине во время пандемии, период карантина, естественно, привел к снижению динамики и роста финансирования. Однако в настоящее время около 50 тысяч бизнес-ангелов и несколько сотен сотрудников акселераторов и инкубаторов занимаются поиском стартапов для создания компаний венчурного капитала, проводя интервью с фаундерами онлайн, прямо из «домашних офисов».

Процесс инвестиций естественным образом притормозился. Инвесторы занимаются поиском стартапов, однако решений пока стараются не принимать и-за отсутствия возможности провести личную встречу с фаундерами.

Объем вкладываемых венчурными инвесторами средств по данным на май-июнь текущего года снизился примерно на 30―40% по сравнению с январскими показателями. Такое падение может быть вызвано в том числе отказом фаундеров от инвестиций на крайне невыгодных условиях, которые наблюдаются при наличии фактора срочности. Возможно, к осени ситуация изменится кардинальным образом.

Как оценить перспективу стартапа?

Для анализа применяется метод Runway, который позволяет прикинуть, сколько у проекта ресурсов, чтобы выжить без привлечения внешних средств? У 10% проектов имеется «подушка», которой хватит всего на месяц. Около ⅓ стартапов смогут продержаться на плаву до трех месяцев. ¼ всех компаний способна вынести отсутствие внешнего притока без потерь до полугода. Для 8% стартапов критичным станет срок в 7―9 месяцев. 13% проектов имеют запас выживаемости до года и только для 15% компаний срок более года не станет критичным.

При этом стоит понимать, что будет происходить после того, как компании придется обратиться к инвесторам ― игра будет вестись на интересных венчурным капиталистам условиях, и фаундеры будут вынуждены принимать такое положение вещей.

Как отразится на стартапах текущий кризис?

По прогнозам Стребулаева, который работает в теме венчура более 30 лет и около 15 лет живет в Кремниевой долине, кризис, вызванный пандемией коронавируса, станет фатальным примерно для 40% стартапов. Этот показатель превышает стандартный уровень «смертности» проектов в 3―4 раза.

Если сравнивать этот прогноз с показателями кризисов, которые наблюдались в 2000 и 2008 годах, то особых отличий между последствиями тех периодов и текущим положением не ожидается. Предполагается бифуркация, и, возможно, рынок покинут около половины стартапов, особенно находящихся на ранних стадиях. При этом вторая половина конкурентных проектов окажется в более выгодном положении по сравнению с предыдущим периодом.

В конечном итоге важна только ликвидность стартапа. Если удалось заработать в начале года, и есть ресурсы, чтобы продержаться, шансы выжить ― высоки.

Также прогнозируется бифуркация с точки зрения доходности и используемых бизнес-моделей. Сейчас инвесторов очень интересует гибкость бизнес-модели, насколько проект способен приспособиться к условиям кризиса ― изменить формат работы или реорганизовать деятельность. Причем эта особенность характерна именно для текущего кризиса.

В течение следующих 5―10 лет огромные изменения ожидают все компании, даже представляющие традиционные индустрии. Причем изменения придут извне, и процесс будет стремительным.

В каких областях ожидать экспоненциального роста?

Самые перспективные (дизруптивные) инновации наблюдаются на стыке науки и производства, где гораздо легче получить NVP. Сейчас инвесторы проявляют повышенный интерес к биотехнологическим проектам. Индустрия биотехнологий и здравоохранения полностью изменится в течение следующих 50 лет. Также развивается направление робототехники.