Блог

«Как проверить 150 бизнес-идей?» Итоги стартап-студии Admitad Projects за 12 месяцев

Какие этапы прошли, чего это стоило и сколько же стоит создать стартап? Подведение итогов работы за прошедшие 12 месяцев

То, что деятельность, которой мы занимаемся уже больше полутора лет, называется стартап-студией, или venture builder’ом, мы узнали пару месяцев назад.

Модель цифрового бизнеса, в которой вашим выпускаемым продуктом являются другие цифровые продукты. Такой вот завод по созданию онлайн-бизнесов.

Пришли к данному формату исключительно эволюционным путем, через поля грабель и душевных метаний и размышлений. И, как часто бывает у стартапов, вот только ты подумал, что придумал что-то крутое и новое, оказывается, что уже 5 таких проектов успело в США на IPO сходить.

У нас получилось похоже: сперва создали, а потом осознали, кто мы, что мы и какое место наша деятельность занимает в международной классификации. 

Вздохнули, что как жаль, что все хорошее уже кто-то сто раз придумал, и пошли копать информацию.
Благо, теперь-то мы знаем, что такие модели работают в мире с 1996 года (первопроходцами были ребята из компании IdeaLab, который выпустили множество проектов, успевших дорасти и до экзитов и до IPO, в целом явно окупив начинание).

«Особенности венчурной стройки. Индустрия стартап-студий.»

Но вот когда начинаешь смотреть более свежие материалы, то натыкаешься на интересный парадокс: с одной стороны, информации море, у стартап-студий даже свой профсоюз есть — GSSN, но по методологии практической информации мало, и цифры самые общие.
Т.е. если вы интересуетесь вопросом, то найдете сотни стартап-студий и узнаете, что они уже долго «пилят/создают» проекты. Некоторые вам даже покажут и дадут ссылку, узнаете, сколько они подняли денег у инвесторов, как они поддерживают экологию и морских котиков, но на этом все.

Дальше начинается PR-шум в стиле корпораций. Про то, «как мы очень старались и много чего сделали, вот наши достижения за Х лет».

О чем умалчивают стартап-студии?

Ни слова про неудачи, ни слова про детали работы, а самое главное — отсутствует информация по цифрам внутри воронки по мере роста проектов внутри студий, и как это все выражается в деньгах, кто-то заработал или только очень старался и создавал?

Никакой информации по окупаемости таких моделей.

Потому невозможно сравнить себя с кем-то, построить модель финансовую, чтобы понять, а молодец ли я? А можно ли окупиться на своем рынке по этой модели? А сколько будет стоить проект на этапе Х?

Если про рынок США еще какие-то крохи информации найти можно, то на просторах Восточной Европы тишина, хотя, справедливости ради, и студий тут меньше десятка.
Потому мы решили внести свой вклад и совершить так называемый payback to community (воздаяние цифровым сообществам, которые нас же воспитали) и немного подробнее рассказать про кухню стартап-студии в СНГ. Что у нас получилось за год работы количественно и качественно, и сколько это все стоило для нашего клиента по итогу.

Для начала надо разобраться в терминах, ибо уже начинается путаница.

Стартап-студиями себя называют и дизайн-студии из прошлого, которые реализуют проекты по идее клиента. Просто, кроме дизайна и кода, еще и команду собирают и какие-то первые бизнес-показатели выводят.

Что это вообще такое?

В нашем понимании стартап-студия, или venture builder (а также company builder и еще порядка 10 синонимов) — это системное производство интернет-бизнесов, при котором на старте работы над проектом вы еще не знаете, на каком именно бизнесе будете зарабатывать.
Т.е. 80% работы — это найти, проверить и построить ту самую идею, которую затем вы сможете масштабировать и заработать, а не просто реализовать чью-то идею, которая, скорее всего, как и любая другая идея, на 90% галлюцинация, и требует множества факторов, чтобы сработать по итогу.

Мы являемся кофаундером, сооснователем проектов, просто, в отличие от классической ситуации, в которой стартап начинают 1–3 человека, мы кофаундер-компания, которая берет на себя множество задач и функций.

Ищете сооснователя или хотите создать стартап с нами? Приходите!

Помимо финансирования и фандрайзинга, это всевозможные бизнес-сервисы и услуги, которые могут потребоваться проекту, чтобы вырасти. По сути, фаундер-продакт-менеджер (руководитель проекта) может заниматься только самой бизнес-моделью и развитием проекта, все остальное — от HR-вопросов, бухгалтерии, юристов до разработки и маркетинга — мы берем на себя.

Как именно мы создаем проекты, мы уже не раз описывали, поэтому сегодня  сфокусируемся именно на результатах и итогах за 12 месяцев работы.

Основные цифры. О каких размерах производства идет речь?

Костяк команды, который необходим, чтобы построить и запустить порядочную стартап-студию, — около 5-6 человек. Герою-одиночке тут ловить нечего, командная работа исключительно. Назовем их топ-менеджментом.
Всего же, включая команды самих создаваемых проектов, нас около 200 человек.

За год работы мы проверили порядка 150 лучших бизнес-идей, из общего бэклога отрейтингованных и релевантных нам бизнесов в числе 400–500 штук.
Идеи на начальных этапах у нас проверяют так называемые продакт-менеджеры, сразу поясню, что общерыночно принятые продакт-менеджеры и те, что подходят нам, — абсолютно разные люди.
У нас своя система отбора нужных людей, обучения и введения в правила игры стартап-студии.

Поэтому отбор очень жесткий, из 60 человек, которые спустя множество тестов дошли до испытательного срока, по итогу у нас остались работать около 20 человек.

Из 150 идей, которые пошли в работу (силами тех самых продактов), студия до этапа пре-сид довела 30% идей.

Этапы жизни идеи по пути превращения в бизнес

Внутри себя мы симулируем обычный венчурный рынок, поэтому этапы у нас такие же — идея, mvp, pre-seed, seed, round a.

Первый инвест-комитет, который решает, выделять ли проекту инвестиции для дальнейшей работы, происходит на этапе pre-seed.

И, как уже выше упоминалось, до него дошло около 45 проектов.

Дальше, до уже большого seed-раунда и выделения сотен тысяч долларов на дальнейшее развитие, дошло 20% проектов.

Что это значит?
То, что мы пришли к нашему клиенту (корпорации) и показали проекты, которые, по нашему мнению, готовы получить инвестиции.
И если клиент их одобряет (представители стартап-студии в голосовании не участвуют, что логично), то проект получает инвестиции и переходит на этап seed-проекта.

И таких героев, прошедших отбор, у нас 9 штук.

Старт работ студии был в ноябре 2018, в апреле 2019 утвердили цели на год, и будет отлично, если 5 проектов пройдут инвест-комитет до конца 2019 года.

Show me your money! Что по деньгам?

Самое интересное, о чем никто не говорит, — сколько стоит весь этот праздник.
Выкладывать зарплатные ведомости, конечно, перебор, но скажу самое главное: сколько это стоило для клиента — корпорации, которая заказывала весь этот праздник.

Когда мы подсчитали все расходы, ФОТ, затраты на маркетинг, контрагентов, офисы и даже печеньки, то удивились тому, что вышло.

Если вы независимый венчурный инвестор, то за 300–400 тысяч долларов вы можете купить на рынке 20% проекта уровня seed (классический seed-раунд, по оценке $1,5 млн за 100% компании).

  • Затраты на формирование пайпа (воронка проектов, их надо сперва найти, договориться и т.д., а это еще немало денег).
  • Риски, связанные с корпкультурой и бэкграундом проектов. На ранних стадиях глубокие дьюдиллы (проверки) мало кто делает, и бывает, что даже через годы могут всплыть неприятные факты (например, объявится программист, который делал бета-версию стартапа, и потребует свою долю).

Наш же клиент получил в 9 проектах уровня seed по 80% по цене в 1 млн долларов.

Если посчитать оценку и стоимость 1% владения, то цифры абсолютно соразмерные, что искать проект в рынке, что получить через стартап-студию.

И это проекты без проблем с прошлым, и именно в той нише и под те стратегические задачи, которые были изначально интересны заказчику.

А большая доля владения дает 2 хороших бонуса: 

  • больший, чем в стандартном венчуре контроль (в хорошем смысле мы заинтересованы в росте не меньше основателей, и есть возможность уберечь инвестора от неожиданного «дауншифтинга основателя на Бали»);
  • консолидировать выручку проекта и добавить к капитализации основного бизнеса (правило актуально для всех долей больше 50% владения).

Тоже мне, создавать все умеют

Да, создать проекты — это полдела, надо, чтобы они стали прибыльными. Поэтому наша студия состоит из двух основных модулей: инкубатор (создание) и управляющая компания (помощь в росте и менеджменте компаний).

За 12 месяцев созданные с нуля проекты заработали самостоятельно (имеется в виду без хитростей, как когда создан продукт внутри компании, и затем его запускают на сети дистрибьюции основного бизнеса, которую выстраивали 20 лет, и говорят, что вот наш новый продукт заработал Х), речь именно о доходе с нуля, без привлечения внешних мощностей, и только на те инвест-деньги, что проекты получили — больше 1,5 млн долларов. До конца года планируем сделать х3 этой цифры.
В среднем выйти на безубыточность, учитывая все планы на развитие и рост, мы рассчитываем за 1,5–2 года, окупаемость — за 3 года, а смертность уже после прохождения seed-раунда — не более 10% (так как на все детские болезни и причины смерти проект был проверен и защищен еще в инкубаторе).

Я не знаю, хорошие это цифры или плохие, какие есть, мало данных, с чем сравнивать. 

Надеюсь, коллегам по стартап-студиям, продуктовым отделам, проектным офисам и просто интернет-предпринимателям данная информация чем-то будет полезна, стартапов много не бывает, мы все выиграем, если будут тысячи проектов — и мелких, и гигантов, которые будут способны покупать мелких.

Зачем это все инвесторам?

Важно отметить, что не считаю модель стартап-студии некой панацеей от рисков. 

Нет, мы все еще в высокорисковом венчурном рынке стартапов, где проект может как мощно выстрелить, так и провалиться. Но ожидаем, что поведение портфеля из стартап-студии будет менее рисковым, чем у классического венчурного подхода — на 10–15%. 

Плюс несколько решаем вопрос с выходами (окупаемостью инвестиций), так как уже со старта есть понимание, зачем этот проект нужен клиенту и может окупиться инвестору не только через продажу.

Если говорить про корпорации, то в идеале должно быть и то и то: и корпоративный венчурный фонд для работы со стартапами на рынке, и создание проектов под свои инсайды и задачи, через стартап-студии в том числе.

Что касается нас как студии Admitad Projects, в этом году мы продолжаем создавать новые проекты (клиент повторно заказал еще), и управлять портфолио проектов, добавляя новые сервисы, способные ускорить рост каждого из бизнесов. Будем и дальше делиться информацией.