Блог
en

Как умирают «единороги»: банкротство 7 известных стартапов «на миллиард»

Громкие провалы стартапов-«единорогов»: истории и причины падений. На чем можно прогореть, оперируя миллиардными инвестициями

Стартап стоимостью $1 млрд и более получает престижный статус «единорога» — сказочного и редкого животного. В последнее время эти существа становятся все более распространенным явлением на рынке инвестиций. По данным аналитиков CB Insights, по состоянию на сентябрь 2021 года в мире насчитывается более 800 компаний-«единорогов».

Достичь миллиардной оценки становится самоцелью для многих стартапов, инвесторы также в этом заинтересованы: чем больше капитализация, тем выше выгода. Но привлечение огромных инвестиций — отнюдь не гарантия успеха и не страховка от провала. В истории Кремниевой долины есть множество примеров как стремительного развития компаний после получения миллиардного финансирования, так и краха ее переоцененных любимцев.

Рассказываем, чем опасна погоня за статусом «единорога», опираясь на истории громких провалов стартапов «на миллиард».

WeWork — выйти на IPO и провалиться

Заявление о выходе на IPO означает, что компания впервые размещает свои акции на бирже. После появления на фондовом рынке стартап из частного становится публичным — теперь каждый, кто имеет доступ к торговой площадке, может купить ее ценные бумаги. Такой стратегический поворот имеет большое значение для компании, основными задачами которого выступают:

  • получение капитала, расширение базы инвесторов;
  • улучшение репутации — на биржах не котируются акции организаций с плохими показателями деятельности;
  • предоставление ликвидности действующим инвесторам;
  • маркетинговый ход — выход на IPO освещается в СМИ и равносилен рекламной кампании;
  • повышение конкурентоспособности и так далее.

Выйти на публичный рынок имеют возможность только компании с хорошими финансовыми показателями и рейтингом, положительной репутацией. Цена проведения IPO высока, она составляет 3,5–7 % от полученного капитала + дополнительно $4,2 млн прямых затрат.

Не всегда процесс выхода на публичный рынок проходит успешно, он может не состояться или стать причиной провала компании. Пример тому — сеть коворкингов The We Company (WeWork). Амбициозная компания планировала захватить мегаполисы, чтобы их жители работали в We-офисе, жили в We-апартаментах, посещали We-тренажерный зал, водили детей в We-школу. На это требовались большие инвестиции.

К началу 2019 года WeWork привлекла $12,8 млрд в 14 раундах. Японский конгломерат SoftBank оценил стартап в $47 млрд, а Goldman Sachs — в $65 млрд. В мае «единорог» принял решение выйти на IPO, поскольку на осуществление своих планов ему требовались постоянные вливания средств. Но, несмотря на заоблачную оценку, стартап ждал громкий провал.

Оценка компании стремительно упала до $20 млрд после публикации финансовой отчетности (формы S-1), демонстрирующей убыток в $905 млн в первом полугодии 2019 года. Показатели деятельности наглядно представили нерациональность работы стартапа: на фоне стремительного роста выручки такими же темпами увеличивались и расходы. При этом руководство заявляло, что из-за постоянного наращивания темпов развития и расширения оно не планирует выводить организацию в прибыль.

Вопросы возникли и к действующей бизнес-модели — аренда стартапом по всему миру дорогостоящих зданий и сдача их желающим на помесячной основе (субаренда). Обязательства перед арендодателями подписывались на длительный срок, спрос при этом сильно колебался. Это приводило к долгам, у WeWork их накопилось на $47,2 млрд, то есть сумма превысила стоимость стартапа, по оценкам ее же инвесторов. На этом фоне всплыли скандалы и интриги внутри компании, в частности, в отношении ее руководителя Адама Неймана. Репутация стартапа была сильно подорвана.

WeWork решила перенести выход на публичную биржу на сентябрь, но доверие инвесторов уже было потеряно. В сентябре оценка упала до $10 млрд, и единорог отозвал заявку на IPO. Убытки компании за 2019 год составили $3,5 млрд.

Solyndra — самый дорогой провал в истории стартапов

Даже идеально спланированная бизнес-модель, поддерживаемая именитыми инвесторами, способна привести к провалу. Причин краха может быть много: недостаточное изучение рынка, его нестабильность, развитие конкурентоспособных технологий и обычная человеческая жадность.

Основанный в 2005 году стартап Solyndra привлек капитал на сумму $1,6 млрд, из них $535 млн от правительства США. В число инвесторов входили известные фонды U.S. Venture Partners, KKR, Virgin Green, Rockport Capital, CMEA Capital, U.S. Redpoint Ventures. Уже на старте у компании было два преимущества:

  • налаженные связи в нужных кругах, в том числе в Минэнергетики США;
  • собственное ноу-хау и патенты.

Solyndra разрабатывала солнечные панели по новой технологии без применения поликремния (из-за недостатка цена на него стремительно росла в 2000-х годах). Это сделало продукт стартапа конкурентоспособным на рынке. Компания представляла беспроигрышный план развития и обогащения участников проекта за счет инновационной конструкции панелей, позволяющей рационально использовать их поверхность. Как позже выяснилось, вся финансовая отчетность строилась на абстрактных прогнозах, отражающих максимальный потенциал подписанных контрактов. Сначала к финансированию были привлечены авторитетные инвесторы, а затем в идею поверил и Белый дом. Запуск и производство стоили огромных вложений, но гипотезы себя не оправдали.

К 2010 году стоимость производства ватта энергии для Solyndra обходилась в $6 при рыночной норме менее $2. Аудиторская проверка показала убыточность бизнеса. Ситуацию для стартапа усугубила цена на поликремний, которая начала стремительно снижаться. Выявились также проблемы с качеством продукции: часть панелей выходила с конвейера бракованной. Это привело к долговым обязательствам, а затем и к банкротству в 2011 году. После себя компания не оставила ничего: работы лишились свыше 1 000 человек, были израсходованы все выделенные средства без четкого подтверждения целевых трат, правительство вернуло менее 1 % от первоначальной суммы кредита.

Fisker Automotive — в погоне за Tesla

Многообещающая идея вполне может обернуться крахом — даже проверенную гипотезу с доказанной ценностью и экономической выгодой важно правильно реализовать.

Производитель гибридных автомобилей Fisker Automotive привлек и потерял $1,3 млрд, немного уступив ранее описываемой компании Solyndra и также став одним из самых дорогих провалов в истории стартап-индустрии. Модель Fisker Karma должна была стать первым серийным гибридом с возможностью самостоятельной зарядки аккумулятора и составить конкуренцию Tesla Roadster.

Основатель Fisker Хенрик Фискер — известный автодизайнер, кому обязаны своим внешним видом BMW Z8, Aston Martin DB9, Vantage, Tesla S. Но в технических аспектах он разбирался слабо, поэтому активно использовал аутсорсинг. К работе были привлечены высококлассные специалисты, подрядчики, получены внушительные инвестиции и госдотации, лицом бренда стал Леонардо ДиКаприо — несмотря на это, стартап ждал крах.

Компания стремилась приобретать на рынке все готовое (вплоть до дверных ручек), что должно было снизить затраты на выпуск авто втрое. Но вышло по-другому: производство затягивалось из-за задержек поставщиков, экономия не оправдалась (цена минимальной комплектации была свыше $100 тыс. вместо заявленных $80 тыс.).

Большой урон репутации нанесли проблемы в работе аккумуляторов, устранение которых обошлось в $55 млн. В итоге поставщик батарей был объявлен банкротом, производство авто остановилось. Руководство Fisker вело переговоры о перестраивании модели под бензиновый мотор от Chevrolet Corvette. Однако трагическое стечение обстоятельств нарушило планы: в 2012 г. ураган «Сэнди» затопил и уничтожил всю европейскую партию Karma в Нью-Джерси. К тому времени новым гендиректором являлся Том ЛаСорда, Хенрик Фискер был исполнительным председателем и в марте 2013 года подал в отставку. Через месяц Fisker уволила 75 % рабочих, а в ноябре 2013 года заявила о банкротстве.

Jawbone — когда и миллиарда мало

Практика показывает, что вред стартапу может причинить не только недостаток финансирования, но и его избыток. Высокий уровень IPO — своеобразная наживка для инвесторов, которая обещает быструю отдачу, прибыльные выходы. При этом переоцененный «единорог» раздувается, как пузырь, поскольку денежный поток становится трудно контролировать и рационально распределять. Расширяется кадровый состав, предпринимаются попытки реализации новых направлений, недостаточно продуманных и обоснованных, стремительно и непропорционально доходам растут расходы. В результате инвесторы финансируют убытки и завышают оценку стартапов, пребывающих на грани кризиса.

Известный производитель bluetooth-гарнитур, колонок, фитнес-браслетов Jawbone прекратил свое существование после привлечения внушительного капитала. За 15 лет лет своего существования компания 16 раз собирала средства, общая сумма составила $930 млн инвестиций. Стартап пять раз совершал пивот, что сопровождалось огромными затратами и патологическим отсутствием прибыли.

В него инвестировали крупнейшие фонды Кремниевой долины: Andreessen Horowitz, Sequoia, Khosla Ventures. В результате в 2014 году оценка стартапа достигла своего пика — $3,2 млрд. Инвесторы переоценили перспективы инновационных продуктов компании. Фокусировка на новых идеях сопровождалась неудовлетворительной работой над качеством, неверной расстановкой приоритетов. Фитнес-устройства поставлялись на рынок со множеством неполадок, обманывали ожидания потребителей (заявленные непромокаемые браслеты пропускали воду и так далее). Инновационные продукты были не доработаны и не готовы к запуску.

Даже на грани провала инвестиции продолжали поступать в Jawbone ($165 млн от Инвеступравления Кувейта), но это не спасло положение. Растущая конкуренция нивелировала спрос на недоработанные продукты стартапа — доля брака в партиях достигала 10 %, потребители требовали возмещения средств.

В 2017 году компанию коснулись массовые увольнения, были поданы документы на ликвидацию. Инвесторы потеряли $900 млн.

Theranos — афера длиной в 15 лет

Мошенничество встречается во всех сферах бизнеса, стартап-индустрия — не исключение. Привлечение $750 млн Элизабет Холмс, основательницей печально известного Theranos, было обосновано стремлением, увы, не к революционным изобретениям в области медицины, а желанием личного обогащения. Сохранять статус инновационного стартапа-«единорога» удавалось 15 лет, в 2015 году состояние Холмс оценивалось в $4,5 млрд.

Theranos заявляли о работе сразу над несколькими изобретениями, которые способны произвести революцию в медицине: нанопластырем для диагностики и лечения заболеваний, безболезненным забором крови в микроколичестве для одномоментного выявления сотни патологий, таргетной терапией. Провернуть столь длительную аферу, привлекая миллионные вложения, стало возможным по многим причинам, среди которых:

  • технологии были строго засекречены — высокая экспертиза для оценки эффективности проекта была неосуществима;
  • реализация идей предполагала долгий период разработок;
  • легитимности проекту добавляла его поддержка Ченнингом Робертсоном — профессором химической инженерии Стэнфорда, который получал от Элизабет $500 тыс. в год за пиар;
  • использование гаранта в роли первого инвестора, которым выступал миллиардер Тим Драпер (друг отца Холмс);
  • амбициозность, решительность и другие качества Холмс, благодаря которым в ней видели второго Стива Джобса.

Theranos считали перспективой биотехнологический сферы, в 2014 году оценка компании составила $9 млрд. Вопреки ожиданиям, инновации так и не были представлены и выпущены в продажу. В 2018 году в ходе расследований и судебного разбирательства компания признана мошеннической. Как выяснилось, большинство анализов Theranos делал на стандартном оборудовании других производителей, не задействуя собственные разработки. А результаты проб, выполненные по передовой технологии Холмс, выдавали ошибки и погрешности. Некоторые тесты компании признали опасными для здоровья: они создавали риск внутреннего кровотечения и инсульта у пациентов.

Участники проекта были обвинены в выманивании $700 млн долларов у инвесторов. Элизабет Холмс до сих пор находится под следствием, ей грозит до 20 лет тюрьмы. Компания, ранее оцененная в $4,5 млрд, была признана «пустышкой».

Zenefits — кадры решают все

Получение статуса «единорога» часто сопровождается значительным увеличением расходов компании, в том числе нерациональных. В погоне за сверхкапитализацией стартапы агрессивно наращивают темпы развития, необоснованно увеличивая штат и, соответственно, издержки на его содержание. Тревожным признаком, указывающим на кризис «единорога», является сокращение персонала, увольнение топ-менеджеров компании.

Облачная HR-платформа Zenefits была успешно запущена в 2013 году — за 3 года стартапу удалось получить капитал $583 млн. Динамично развивающаяся компания была оценена в $4,5 млрд. Кремниевой долине понравился нестандартный подход к ведению бизнеса: Zenefits разрабатывал ПО для управления кадрами и предоставлял его предприятиям бесплатно в обмен на оформление медицинских страховок для их сотрудников. Стартап получал прибыль с комиссий, которые выплачивали страховые компании за каждого клиента. Учитывая, что страховка обновляется ежегодно, Zenefits получал стабильный источник дохода.

С мая 2015 года стартап активно расширяет штат (до 1 600 сотрудников), расходы на его содержание растут, в том числе нерациональные — на дорогие офисы, корпоративы, алкоголь для сотрудников, различные бонусы и так далее. Раздувание кадрового состава и необоснованные траты привели к неэффективности работы — в результате зарплаты были сокращены на 14 %, отменены оплачиваемые отпуска. Стали очевидны и другие проблемы: невыполнение планов по продажам, мошенничество с получением лицензий для своих страховых брокеров.

С целью оптимизации стартап сократил штат на 17 %, но доверие инвесторов было потеряно. Фонд Fidelity отозвал часть своих инвестиций, снизив капитализацию компании до $2 млрд. В 2017 году штат уменьшен еще на 45 %, в 2020 году — на 15 %. Несмотря на утрату статуса «единорога», Zenefits пока продолжает деятельность. Те, кто вложились в компанию с 2013 по 2016 годы, потеряли $348,2 млн.

Powa Technologies — к чему приводит игнор клиента

Необдуманная стратегия завоевания рынка, недостаточное изучение ЦА и ее потребностей, отказ от тестирования продукта (даже самого качественного) приводят к невостребованности предложения у клиентов. В компанию Powa Technologies инвестировали Wellington Management, Bay Bond Partners — она была оценена в $2,7 млрд, получив статус «единорога».

Основным продуктом являлось мобильное приложение PowaTag для совершения покупок — расплатиться за продукт можно, просто отсканировав фото товара, считав QR-код, радиоволну, рекламное объявление. Стартап гарантировал потребителям беспроблемные электронные платежи по всем каналам.

Получив финансирование, компания стремительно расширялась, открывала новые комфортабельные офисы. Но продукт оказался не востребован потребителями, продажи не оправдывали вложений. Тогда Powa Technologies оплатила дополнительные кастдевы

Выяснилось, что потребителей не устраивали интерфейс и принцип работы приложения, не нравилось заполнять множественные онлайн-формы, просматривать рекламу и так далее. Определение и устранение этих недочетов на старте проекта могло бы способствовать созданию продукта, максимально ориентированного на пользователя и нужного ему. 

Но у «единорога» Powa оставалось на счете $250,000 при долговых обязательствах $16,4 млн. Финансовые показатели демонстрировали огромные расходы компании и неэффективное управление. К моменту банкротства было продано два подразделения компании — PowaWeb (CMS система для создания интернет-магазинов) и PowaTag (мобильная система для сканирования QR-кода). Инвесторы потеряли $200 млн.

Summary: получение заветного миллиарда не всегда приводит к успеху

Это неполный список стартапов-«единорогов», переоценка которых привела к их вымиранию. Погоня за престижным статусом, преодоление планки в $1 млрд далеко не всегда оправданы и для фаундеров, и для инвесторов. 

Завышенная оценка стартапов часто вызвана, с одной стороны, их недостаточным аудитом инвестиционными компаниями (причем причины могут быть разными), с другой — набиванием себе цены основателями проектов, манипулирующими финансовыми показателями, скрывающими реальные факты, а иногда и не понимающими экономику своего бизнеса. 

Препятствует переоценке тщательная проверка идей и гипотез, сдерживание финансирования инвесторами, а также фокус стартаперов на целевом использовании привлеченного капитала.

P. S. Если у вас остались вопросы по данной теме, то можно обсудить их в чате Admitad Projects в Telegram. Еще больше информации о стартапах — на нашем канале «Раунд, экзит, два пивота».



Инвестиционный менеджер Admitad Invest

Хотите сделать стартап с нами?

Новый единорог уже на низком старте

А давайте